Экзистенциализм

Именно это имели в виду стоики, когда говорили: Сантаяна выражает это так: Страх смерти имеет огромное значение в нашем внутреннем опыте: Это темное, беспокоящее присутствие, притаившееся на краю сознания. В раннем возрасте ребенка глубоко поглощает вопрос смерти; преодоление мучительного страха уничтожения — фундаментальная задача его развития. Чтобы справиться с этим страхом, мы воздвигаем защиты против сознавания смерти, основанные на отрицании и формирующие наш характер; если эти защиты дезадаптивны, они порождают клинические синдромы. Иными словами, психопатология есть результат неэффективных способов преодоления смерти. Наше отношение к смерти влияет на нашу жизнь и психологическое развитие, на то, в чем и как мы теряем уверенность и силу.

Страх смерти.

Страх смерти Предлагается сразу отграничить два вида страха смерти. Первый — витальный страх, инстинкт самосохранения, присущий всему живому, от инфузории до высших позвоночных. Кому он не присущ, быстро вымирают в процессе естественного отбора. Чистая биология, с ней всё ясно. И не будем об этом.

Страх обессмысливания бытия. В заметке К переводу и осмыслению хайдеггеровского термина Unheimlichkeit (24 ноября года).

В этом смысле С. В качестве достояния сознания, С. В систематической философии Г. Гегеля сущее открывается посредством введения понятия"развитие", характеризующего деятельность Абсолюта и являющегося как развивающееся нечто, самодвижение которого представляет собой объективное основание С. Свобода, раскрывающая истину, противоположна С. В пространстве самого Единого С. В экзистенциальной философии М. Хайдеггера условием раскрытия сущего как такового выступает Ничто, которое имеется в наличии, давая о себе знать в настроении Ужаса.

приобретает статус фундаментальной категории философского знания, выражающей специфическое отношение , которое возникает между сущим и человеческим существом. Когда сущее в целом ускользает и надвигается прямое Ничто, перед его лицом умолкает всякое говорение с его"есть". Однако именно безъязыкость Ничто"взывает" нарушить гнетущую тишину, претворив энергию Ужаса в речь. И первое суждение о сущем возникает в напряженном пространстве С.

Концепт метафизического страха () в немецкой философии

Тревога, рассматриваемая обычно в ряду множества аффектов, таких как удовольствие или печаль, аффектом не является. Это скорее онтологическая характеристика человека, корнями уходящая в само его существование. Так, например, это не второстепенная угроза, которую можно воспринять или не придать ей значения; это не реакция, которую можно классифицировать, отделив ее от других подобных реакций; это всегда угроза самим основам, ядру моего бытия.

Тревога есть переживание угрозы надвигающегося небытия.

В этом случае любой дефицитарный страх становится для человека картой, которая МЕТОДИКА УТВЕРЖДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА В ЦЕННОСТЯХ БЫТИЯ.

Страх бытия формирует, или точнее является одним из многих факторов, формирующих континуум доминант разума, определяющих жизненную этику творца суть и основу его мотивационных и поведенческих конкреций. Иные конкреции детерминации этой сущностью этики, в зависимости от характерности разума индивида, не изменяют принципа воздействия страха бытия на формирование универсальной индивидуальной этики. В качестве дополнительного примера рассмотрим детерминацию этики страхом бытия у весьма специфичных индивидов самоубийц.

После внимательного чтения введения может показаться, что мотивации т. Можно рассмотреть эту сущность иначе. Социальное бытие, мотивации поведения и этика индивида может варьироваться в широком диапазоне от радикальносоциального альтруизма до столь же радикального эгоцентризма, но может принимать и формы эскапизма, ухода из социума,отрицания социального бытия. Этика эскапизма также вариативна от отрицания различных аспектов социальнодиктатной этикиполовой, идеологической, регламентационнобытовой и т.

Действенность самого могучего инстинкта самосохранения определяется совместной взвешенностью в разуме либидозногедонистских структур подсознания с внешнесадистской тенденцией и мазохистских пассивных структур с тенденцией влечения к смерти. Диапазон взаимной конгломерации, взаимосвязанной действенности этих двух тенденций разума широк, что и определяет широкий диапазон вариаций эскапизма. Но самой природы эскапизма и этики самоубийства совместность этих черт полностью объяснить не может.

Собственно этика и ее поведенческие конкреции формируются и инициируются сущностями объектного мира, едиными по природе, с образующими интроспективную потенцию самоубийцы. Жизнь и смерть всегда едины. Страх смерти и страх жизни это те сущности, которые репрессивно формируют потенциальную субстанцию разума основу этики самоубийцы.

Основные феномены человеческого бытия: страх, одиночество, ответственность

Толковый словарь живого великорусского языка В. Энциклопедический словарь медицинских терминов: Сартра метафизический, экзистенциальный С. Возникновение страха характерно для ситуаций появления нового. Можно отметить, что угроза практически всегда заданна внешне. Таким образом, это прямым образом ориентирующее понятие.

В отличие от пестрого многообразия ситуативных страхов, страх-ужас Страх — фундаментальный спутник человеческого бытия. С ним нам все.

Страх это смутная и неопределенная боязнь, не имеющая реального или актуального предмета, но от этого только усиливающаяся. В отсутствие реальной опасности, с которой можно бороться или от которой можно убежать, страх принимает особенно зловещие формы, ибо не оставляет возможности дать отпор. Разве можно бороться с ничто? Разве можно убежать от того, чего нет или еще нет? Страх это всеобъемлющее и одновременно беспредметное чувство, действующее на человека как удавка.

Тело от страха слабеет, а душа теряется. Допустим, вам встретилась на дороге злая собака. Она рычит и скалится, и, судя по всему, готова на вас броситься. Вы ее боитесь, но это не страх, а именно боязнь, с которой можно бороться — нужна храбрость или осторожность. Собака на вас все же бросилась. Ваша боязнь резко возрастает и вынуждает вас к активным действиям: Но если вы боитесь собак даже тогда, когда ни одной собаки в ближайшей округе нет, или тогда, когда ни одна из встретившихся собак не демонстрирует по отношению к вам никакой враждебности, тогда это уже не боязнь, а страх.

Философская энциклопедия - страх

В настоящее время в гуманитарных науках в связи с повышенным интересом к роли культурной личности все большее внимание уделяется анализу концептов — слов, несущих в себе потенциальный заряд огромного опыта предшествующих поколений, культуры и менталитета всего народа. Степанов определяет концепт как микромодель культуры. Следовательно, концепты — это одновременно элементы культуры и ключи к ее пониманию.

Благодаря их анализу мы познаем культуру народа. Совокупность концептов составляет национальную концептосферу. Важной проблемой исследования менталитета народа и его национальной картины мира является установление существующих в его концептосфере ключевых культурных концептов.

На Студопедии вы можете прочитать про: Основные феномены человеческого бытия: страх, одиночество, ответственность. Подробнее.

Бхагавадгита Нельзя прийти к целостности, цели психодуховного воссоединения, если путь преграждает страх. Страх — это пределы сознания, иллюзия своего бессилия, ничтожности и полной незащищенности. Страх заставляет человека сжиматься на всяком уровне, разрушает энергетическую систему и сопричастность человека с самим собой и со всеми остальными людьми.

Существует много разновидностей страха, и на эту тему написаны многие тома. В основе своей страх является не боязнью смерти, а скорее боязнью личного исчезновения и боязнью оставленности высшим бытием, что является крайней степенью разлученности. Когда человек чувствует себя целостным, естественной частью огромного организма, который является сочетанием всего, что только находится в видимом и невидимом мире, мировом поле, он скоро убеждается, что исчезновение невозможно.

Это — величайшая объединяющая сила, которая струится сквозь все ипостаси мира явлений. Это — сила, которая стремится собрать все воедино, навести мосты, сделать все причастным ко всему, связать вселенную воедино.

Мужество быть

Флоренский, есть прежде всего С. Божий, и кто хочет проникнуть в святилище религии, должен научиться страшиться. В религии ничего не вырастает без этого корня. Бог — великий и страшный для всех и во всем, любая религия пронизана этим неизъяснимым С. Чтобы познавать, надо коснуться предмета познания, и признаком этого прикосновения служит потрясение души, С.

Александра Павловича Лопухина «Толкование на книгу Бытия». Если бы не был со мною Бог отца моего, Бог Авраама и страх Исаака, ты бы.

Заметки о понятии страха в современной философии Э. Гроссман В определенном смысле страх всегда был в центре всякой подлинной философий , если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы. Таким образом, исследование философского смысла явления страха могло бы быть связанно со всей историей человечества.

Но мы не можем помышлять о подобном исследовании Мы хотели бы ограничиться рассмотрением смысла явления страха в философской традиции, наиболее яркой для своего времени, той, которая берет свое начало у молодого Гегеля и Киркегора и заканчивается экзистенциалистской философией. Однако, поступая так, мы никоим образом не ограничиваем себя, так как истинную философию страха следует искать именно у этих авторов. Дело в том, что между древними и современными текстами, посвященными явлению страха, есть одно общее существенное различие: Это различие связано, главным образом, с изменением самой онтологии чувства, являющегося одним из основных моментов современной философской мысли.

Перестав рассматривать чувство как тип внутреннего толкования, не-рационального и более или менее адекватного внешним событиям , современная мысль пытается, особенно начиная с Хайдеггера, понять чувство как способ бытия человека. И, в частности, как такой способ бытия, благодаря которой человек поддерживает или восстанавливает свою связь с совокупностью всего, что есть, связь, без конца компрометируемую мыслью по крайней мере, мыслью не философской и действием, которые могут достичь своей общей цели лишь путем дробления и деления на части.

Человек может думать лишь о том или о другом, он может делать только то или это. Думать обо всем или делать все сразу — это бессмыслица, однако философия как мысль о бытии в целом выделяется особо. Но в таком случае для философии возникает абсолютная угроза распыления, риск потери бытия во всепоглощающей связи с частным сущим.

Часть , Смерть.

Страх, как неотъемлемая часть человеческого бытия. Ирреальное для них всегда имеет приоритет перед реальным, нереальное влияет на них почти так же сильно, как реальное. Что управляет человеческой жизнью и заставляет его жить в мире иллюзий?

Что касается страха старости и страха смерти, мне видится необходимым их разведение. Это различение может быть интерпретировано в духе 3.

Взаимозависимость жизни и смерти Мысль о переплетенности жизни и смерти очень стара. Всему на свете приходит конец - это одна из жизненных истин, так же как и то, что мы боимся этого конца и должны жить с сознанием его неизбежности. Стоики говорили, что смерть - самое важное событие жизни и научиться хорошо жить - это значит научиться хорошо умирать.

Психологически смерть и жизнь переходят друг в друга. Нам достаточно и минуты размышлений, чтобы понять, что уже рождаясь, мы находимся в процессе умирания и в начале заложен конец. Практически каждый большой мыслитель думал и писал о смерти; многие приходили к заключению, что смерть - неотъемлимая часть жизни и, постоянно принимая ее в расчет, мы обогащаем жизнь.

Хайдеггер считал, что имеются два фундаментальных модуса существования в мире: Забвение бытия означает жизнь в мире вещей, в рутине. Осознавая бытие, человек сосредоточен не на свойствах вещей, а на том, что они есть, что они обладают бытием. Жить во втором модусе - значит постоянно осознавать свое бытие, сознавать ответственность за него. Обычно люди пребывают в первом модусе, в забвении бытия.

Какое отношение ко всему этому имеет смерть?

Страх и социальное бытие человека